ВИРТУАЛЬНАЯ ПРИЕМНАЯ

Календарь новостей

пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31

logo-kazak

doklad2017

Женщины в полиции

С открытым сердцем

open_heart Майор полиции Оксана Буцкая – личность, широко известная среди школьников Ейского района и их родителей. Во всяком случае тех, кто имел неосторожность нарушить закон или несчастье родиться в неблагополучной семье. Сегодня инспектор отдела по делам несовершеннолетних ейской полиции делится профессиональными секретами.
– Оксана Евгеньевна, как оказались на этой работе?
– Я семь лет прослужила в уголовно-исполнительной инспекции. И когда перевелась в милицию и мне предложили должность инспектора отдела по делам несовершеннолетних, согласилась. Хотя, что мне предстоит, представляла себе довольно смутно. Никакого страха перед новой «аудиторией» не испытывала, но некая тревога всё-таки была: ведь до этого я работала с людьми «матёрыми», побывавшими в местах лишения свободы, имеющими по нескольку «ходок». А тут дети…
– Быстро получилось адаптироваться?
– Я очень хорошо помню свои первые дежурные сутки. Около двух часов ночи из одной станицы района поступил звонок: в квартирной краже подозревают несовершеннолетнюю. Выехали туда группой. Одиннадцатиклассница гостила дома у подруги. И когда та отлучилась, взяла из кармана шубы пятьдесят тысяч рублей. Мы приехали туда в три часа ночи, уже через 12 часов вернулись в УВД с раскрытым преступлением.
– Не было жалко, ведь это ещё неразумный ребёнок?
– Сложность работы в другом. Для меня стало настоящим испытанием первое уголовное дело, связанное с изъятием ребёнка из семьи. Это было в Моревке. В детском саду у двухлетней девочки в ушке обнаружили кровь. Мама ребёнка рассказала, что дочь её просто раздражает. И когда в очередной раз пришла с работы и девочка выбежала её встречать, ударила её по голове резиновым тапочком. У девочки в ушке лопнул сосуд. Поскольку девочке не было ещё трёх лет, а в приют у нас принимают с этого возраста, пришлось определить её в соматическое отделение детской больницы. В отношении мамы возбудили уголовное дело, к ребёнку её не допускали. Я ездила к девочке каждый день, возила йогурты, покупала памперсы. Дошло до того, что перед уходом приходилось укачивать её, потому что так просто девочка не хотела меня отпускать. Частенько и моя дочка ездила со мной. Однажды я сказала своему отцу, который живёт с нами: «Пап, давай оставим её себе». И тогда он спросил, что я буду делать со своей привязанностью, когда девочку заберут? А это случилось бы неизбежно. Девочку определили в Дом малютки, потом её взяла очень хорошая семья (мне рассказывали об этих людях, здесь я спокойна). Больше я с ней не виделась.
– И часто случается, что вы принимаете происходящее так близко к сердцу?
– Инспектором ОДН я работаю не первый год, но всё равно пропускаю каждую серьёзную ситуацию через себя. Я не умею по-другому. Это тяжело. И морально – в первую очередь. Деток, которых приходится брать из семьи, стараюсь поместить в наш, камышеватский, приют. Потому что я там часто бываю, могу проследить за ними. У меня очень хорошие отношения налажены с работниками приюта, могу позвонить в любой момент и узнать, как там «мои дети».
– Так вы их называете – «ваши» дети?
– А как же иначе. Я уже без них не могу. Несколько раз появлялась возможность уйти из ОДН в какой-нибудь другой отдел МВД. Бывало, сдавали нервы, заканчивались душевные силы. Даже рапорты писала о переводе. Но потом приходила домой и рыдала: «Как же мои дети без меня!» Оставалась, и не жалею!
– У вас собственные методы работы с детьми?
– Я всегда стараюсь направлять работу именно на профилактику. Важно не допускать постановки на учёт. В общении часто привожу примеры из своей жизни, из жизни знакомых, стараюсь «достучаться» до подопечных. И результат виден. Просто нужно иметь индивидуальный подход к каждому. Я стремлюсь к тому, чтобы дети видели во мне прежде всего друга. Иногда даже приходится прибегать к их языку, чтобы быть понятой и принятой детьми. Есть сложные детки, от мысли понять их отказались почти все наши сотрудники. И действительно, попадались мальчишки и девчонки довольно «ершистые». Например, одна девочка в детдоме не шла на контакт ни с кем. Я приложила немало усилий, чтобы подружиться с ней. В итоге для неё я стала «мамой». В приюте девочка вообще попросила меня стать её крёстной. Естественно, я согласилась. До сих пор отслеживаю судьбу, по возможности помогаю.
– Но случались ведь и неудачи?
– Был у меня в Кухаривке школьник. Когда он учился в классе шестом, учителя забили тревогу: поведение мальчика стало просто ужасным, несмотря на усилия родителей и преподавателей. Однажды в сочинении на тему «Моя будущая профессия» мальчик всё объяснил: он мечтал стать криминальным авторитетом. Через некоторое время в Кухаривке случилась настоящая волна преступлений: «бомбили» магазины. И этот мальчишка был в составе преступной группы. Таким образом, с его точки зрения, и нужно начинать «путь к успеху». Я его честно предупреждала, что ничем хорошим это не закончится, просила прекратить. И однажды, в день его совершеннолетия (дни рождения своих «подопечных» я знаю наизусть), увидела его в компании ребят, остановилась и поздравила с днём рождения. На его глаза накатились слёзы: период относительной безнаказанности закончился, а очередное его дело уже лежало в полиции. В результате он сел. Не смогли мы его вернуть к нормальной жизни. К счастью, такое случается редко, у большинства всё-таки удаётся «включить мозги».
– А как дети оказываются в поле вашего зрения?
– Чаще всего в число наших подучётных попадают дети, которые дают себя подмять ребятам более сильным. В этом случае вытащить ребёнка из дурной компании – 70% успеха. Я работаю методом убеждения, методом доверительных бесед. Кстати, часто за помощью обращаются родители, которые не могут справиться с поведением своих детей: просят поговорить. Однажды позвонил вообще не знакомый мне человек – по рекомендации одного из «моих» родителей.
– Что бы вы назвали самым главным в вашей работе?
– Главное – не зачерстветь сердцем, работая в нашей системе. Принято считать, что система «ломает» людей, заставляет превращаться в механизмы под воздействием профессиональной деформации. Этого нельзя допустить, нужно оставаться человеком. Ведь первыми это почувствуют дети. Они видят фальшь и перестают верить.
Беседовал Павел ЖЕЛТОВ

Силой убеждения

 power_rsn Не так давно на страницах «ПС» мы рассказывали о работе инспекторов отдела по делам несовершеннолетних. А посмотреть на работу своими глазами пока не доводилось. Сотрудница отдела, очаровательный старший лейтенант полиции Кристина Петренко согласилась продемонстрировать свои методы.
С детства она мечтала работать в полиции, помогать людям. В должности всего три года, но круг подопечных у неё уже успел образоваться. В путь мы отправились сразу после развода, который прошёл в 9 вечера – когда несовершеннолетним пора бы уже быть дома.
Первая на нашем пути встреча в домашней обстановке с несовершеннолетней девушкой, которую за наступивший год уже трижды патруль ловил за нарушение «детского закона» и привлекал её мать к административной ответственности. Своё появление на улице в запретное время она объясняет просто: сбиты часы на телефоне. Мол, поэтому и задерживалась. Впрочем, на такой же вопрос, заданный без свидетелей, она призналась, что ей просто всё равно, поймают или нет. У матери нарушительницы 10 детей: двое совершеннолетних и один совсем малыш. За остальными, которые хотят и могут гулять самостоятельно, ей уследить трудно. Тем не менее, за повторные нарушения дочери ей уже выписали штрафов на тысячу рублей. Это заставило её и старшего сына всё-таки начать приглядывать за девушкой: регулярно тратить семейный бюджет на такие «излишества» не хочется. Кристина Владимировна была удивлена тем, что девушка дома. Но в этом и видит результаты своих усилий.
Жителя района пятнадцатилетнего Олега несколько раз задерживали за употребление спиртного в 2010 году. С тех пор он состоит на учёте в ОДН. Инспектор приглядывает не только за ним, но и за его мамой, которая тоже когда-то попивала. Стучим в дверь: и парень, и его мама дома, запаха алкоголя в воздухе не чувствуется. Кажется, хозяева рады гостье: рассказывают об успехах мальчика в школе (он учится экстерном и из седьмого класса перевёлся сразу в девятый), что у них в семье всё в порядке. Видимо, такое отношение вызвано искренним участием девушки-полицейского к проблемам семьи. Ведь наказать за нарушение – не главное. Нужно, чтобы подросток не повторял своих ошибок. Вот участием, разговорами, убеждением этот результат и достигается.
В завершение рейда делаем круг по аллеям парка имени Поддубного. Это одно из мест, где поздними вечерами могут собираться подростки. Впрочем, желающих скоротать время там не находится.
Заканчиваем наш вояж около полуночи. На сегодня дело сделано: кого нужно – проверили, с кем нужно – побеседовали. Впереди таких рейдов у Кристины ещё много.
Павел ЖЕЛТОВ

Спец по мобильникам

mobile Обычно человек живёт, как может. Реже – как хочет. И добиваются последнего чаще всего благодаря неутомимому поиску своего места в мире. Получать удовольствие от работы, каждодневного труда – это ли не роскошь, доступная немногим? Капитана юстиции Елену Владимировну Подлесникову (на фото) можно назвать счастливым человеком, ведь она занимается любимым делом.
Она пять лет проработала в медицине. Получила высшее образование, став психологом. Затем – шесть лет в отделе по делам несовершеннолетних. И вот второй год служит в следствии. Работа нравится тем, что именно следователь, расследуя преступление, координирует действия разных служб – участковых, экспертов, уголовного розыска. А ещё Елене Владимировне нравится процесс – делать тайное явным, расследовать самые запутанные ситуации.
В следствии тоже есть специализация. И Елена Подлесникова обычно занимается расследованием краж мобильных телефонов. Сколько вернула их законным хозяевам, не считала. Только за февраль – с десяток. Говорит, что нераскрытыми остаются лишь те уголовные дела, где телефоны так и не «заговорили». Было подобное с похищенным в школе станицы Камышеватской мобильником. Полицейские перевернули весь подростковый мир станицы, даже нашли похитителя. Но телефон уже был продан, молчал полгода, потом «засветился» на один день в Ейске и заработал вдруг на севере страны - в Нижневартовске. Так его и не вернули.
Вообще опыт работы в отделе по делам несовершеннолетних сильно помогает сейчас Елене Владимировне. И фигуранты часто всё те же – подростки, которые порой совершают непоправимые глупости. Так, недавно тринадцатилетняя девочка мало что стащила чужой мобильник, но ещё принесла его рыночному скупщику, сообщив своё имя. Конечно, в дверь её дома скоро постучалась полиция.
А бывает, что приехавшая по заявлению «потерпевшего» следственная группа обнаруживает пропавший телефон на полу под барной стойкой. Или пропавший в тубдиспансере мобильник в тот же день начинает работать в другом городе. Самые популярные у воров сегодня – дорогостоящие смартфоны «Самсунг Галакси». И не пугает похитителей то, что местонахождение телефона нового поколения может отследить даже его хозяин, что уж говорить о полиции…
Но вернёмся к Елене Владимировне. Трудно поверить, но эта красивая женщина пришла в полицию из-за пристрастия к погонам. «Мне всегда нравились люди в форме», - кокетливо говорит она. После этого и гадать не надо, кто у неё муж. Ну, конечно же, военный.
Игорь МАЛАХОВ

Барышни-полицейские

Отделение по делам несовершеннолетних - место в полиции, наверное, самое естественное для женщины. Кому как не ей, будущей или состоявшейся матери, принимать близко к сердцу детские проблемы?
И в самом деле, в отделении долго работал исключительно слабый пол. Лишь в последнее время его среду сильно разбавили мужчины в погонах. Сейчас в отделении служат тринадцать женщин-инспекторов по делам несовершеннолетних. «С одной стороны, с ними легко работать, - делится наблюдениями начальник отделения подполковник полиции Сергей Скворцов. - У женщин выше уровень ответственности, чем у мужчин. Они исполнительны, острее воспринимают детскую беду. В то же время на барышню не повысишь голос, не поговоришь с ней грубо. Иной подход нужен - мягкость, корректность».
Среди самых опытных своих сотрудников Сергей Скворцов называет Ольгу Степаненко, прослужившую в отделе более десяти лет. Наталия Саакян работает сразу в двух станицах - Ясенской и Копанской. В последнее время наладила
работу с подростками, склонными к прогулам уроков. Уже несколько лет добросовестно служит Марина Дорохова. Хвалят в школах работу молодых инспекторов Виктории Косичкиной и Оксаны Долгих.
Бывают случаи, когда инспекторов по делам несовершеннолетних привлекают к
раскрытию преступлений. Так, в прошлом году в Кухаривке произошло несколько краж из производственных гаражей. Исчезли детали сельскохозяйственной техники. Добычу воры сдавали, скорее всего, в металлолом. Возникло подозрение, что это дело рук несовершеннолетних. Несколько дней оперативная группа, а вместе с ней инспектор Оксана Буцкая, ходила по дворам, выспрашивая жителей, кто что видел. В конце концов были задержаны два подростка. Впрочем, этот случай - из ряда вон выходящий. В основном инспекторы по делам несовершеннолетних занимаются
тяжёлой рутинной работой. Напишет, к примеру, какой-нибудь родитель заявление, и начинается выяснение, кто кого из детей первым ударил. Такие разбирательства обычно длятся месяцами.
«А чего вам больше на работе приходится наблюдать и выслушивать - плохого или хорошего?» - спрашиваю в кабинете инспекторов.
«Конечно, плохого, - говорит Марина Дорохова. - И беседовать больше приходится не с детьми, а с родителями».
«А в душе осадок не остаётся?»
«Да нет, домой возвращаешься, а там - любимый муж и кошка», - звонко смеётся Виктория Косичкина.
«Остаётся, остаётся. Она ещё слишком молода», - тихо говорит Анна Аношина.
«Работа в полиции отбирает много времени. Тут и поздние возвращения домой, и неожиданные вызовы на службу. Семьи как к этому относятся?»
«У меня муж тоже в полиции. Он понимает», - отвечает задорная Косичкина. Остальные промолчали.
Когда я уходил из отдела, Сергей Скворцов отправлял трёх сотрудниц на очередное задание. Какие-то подростки расписали где-то стены домов призывами, очерняющими президентские выборы. Вновь девушкам предстоит допоздна ходить по улицам, стучаться в дома и спрашивать ейчан, кто что видел.

Игорь МАЛАХОВ.

Погоны женщине к лицу

В небольшой комнате отдела МВД за компьютерами — четыре молодые и милые дамы. Сотрудницы отдела административной практики, услышав, что журналист интересуется Еленой Мясниковой, наперебой хвалят коллегу: юрист-профессионал, универсал, умница, красавица, добрая душа.
Юристом лена хотела стать еще со школьной скамьи, но случилось так, что получила такую же специальность, как и мама. Окончив дистанционно специализированный колледж в далекой Находке, свою малую родину не покинула и стала работать бухгалтером в ООО «Октябрьское». Молодой специалист успевала везде — и на работе ею были довольны, и на дискотеке от симпатичной девушки невозможно было глаз оторвать. Поддался ее очарованию и Дмитрий. И вот уже 15 лет они вместе: 8 марта отметят годовщину рождения своей дружной семьи.
Они по-прежнему живут в Октябрьском, где за эти годы Елена работала в отделе социальной защиты и администрации поселения, а параллельно, оставаясь верной своей мечте, все же окончила юридический факультет университета. И не напрасно — совсем скоро полученные знания оказались востребованными. Елену приняли на службу в ППС. Рейды, дежурства, романтика оперативной работы, ответственность и нагрузки. Несмотря на все трудности, эту «мужскую» работу она полюбила, а вскоре получила первое звание — «лейтенант».
Сегодня Елена Мясникова уже старший лейтенант, работает в отделе административной практики. За этим вполне мирным названием — напряженный труд сотрудников, курирующих исполнение в районе административного законодательства. Это — широкий перечень различных правонарушений, в частности, в сфере потребительского рынка и даже — игорного бизнеса.
— Работу свою очень люблю, — признается Елена, — погонами горжусь. Гордится ими и моя любимая семья. Каждое утро мы с мужем приезжаем на своей машине из поселка Октябрьского на работу в Ейск. Дмитрий работает в компании «Энергосбыт». Вместе возвращаемся вечером домой. Очень люблю наши семейные вечера, когда все делятся друг с другом новостями, вместе решаем проблемы, обсуждаем планы. В прошлом году я успешно прошла переаттестацию в отделе и приняла решение продолжить образование — поступить в магистратуру. Мои мужчины — «за», если, конечно, к тому времени не появится еще один член с правом решающего голоса. Мечтаем о дочке.